Мемоход

Долго терпел, но все-таки вкупился.

Итак, аннотации к трем ненаписанным книгам.

Пустота в тишине

Очередной бестселлер португальского писателя Кожанова снова знакомит нас с плохо понятым по неграмотным переводам буддизмом. Лабораторные белые мыши Торчок и Линуксоид готовят себя к самопожертвованию во имя науки, когда случайно подслушанный разговор лаборантов открывает им страшную истину: после проведения опыта мухолюбы-человеконенавистники уничтожат не только зараженных, но и группу контроля. Потеряв веру в науку и человечество, благородные грызуны совершают сеппуку. Поможет ли группе контроля письмо в общество защиты животных, из последних сил написанное Торчком собственной кровью на обрывке магазинного чека? Успеет ли эмиссар Тайного Ордена Тибетского Вуду прийти на помощь?

Издательство "Астма", 2008, рекомендуемая цена "да впарьте хоть в подарок".

Дом за лесом

Историческая повесть Ильи Чжао возвращает нас в дикий и жестокий XXI век. Москва уничтожена, но сибирские республики понесли тяжелые потери. Крупные города лежат в руинах, промышленные центры разрушены. Вольной Сибири грозит участь вечного сырьевого придатка стран Азии. Именно в это время Сибирский Университет, основанный в брошенной деревне горсткой энтузиастов-романтиков, из эскапистской фантазии становится последним оплотом цивилизации, а затем зерном, из которого вырастет великая сибирская культура. Знакомые нам по портретам в учебниках Рафик Цой, Марта Каргина, Дмитрий Шваб и Фарида Горбатенко, образы которых восстановлены автором по логам университетских чатов с пугающей достоверностью, еще молоды, и мы вместе с ними переживаем превращение Сибири из угнетенной колонии в интеллектуальный и духовный центр современного мира.

Таштагол, XiboDaxuePress, 2281年.

Белая дева

Эту книгу мог бы написать любой из повстречавших Белую деву. Встречу с ней невозможно забыть. Каждая мельчайшая подробность остается в памяти на всю оставшуюся жизнь. Встречу с ней невозможно не воспеть. Даже неграмотный средневековый крестьянин обретает, встретив Белую деву, красноречие и изящество слога. Равно невозможно не пожелать поведать всем и каждому о встрече с Белой девой. Тайны, открытые человеку Белой девой, неизмеримо важнее всех прочих знаний человечества.

Эту книгу мог бы написать любой, кто повстречал Белую деву и остался жив. Она осталась ненаписанной.


INDEX