Кстати, о чувствах. Вообще-то я о другом, но надо же как-то разговор завязать. Помните Маугли? Нет, не азербайджанское. Книжка такая была. Для тех, кто вспомнил, продолжаю: помните, любезные, ту замечательную сценку в Холодных Берлогах (кстати, батареи у вас греют? Поздравляю. У нас уже вторую неделю — ни черта), когда там происходила Пляска Каа? Так вот, самую интересную часть этой истории мистер Киплинг зажал. Правда, к Маугли она и впрямь не имеет непосредственного отношения.

     Как-то осенью, в сезон дождей, в Холодных Берлогах поднялась буча. Еще зимой старый Каа, давно, впрочем, не тревоживший Бандар-Логов, мирно уполз в предгорья, да там и умер. Утомленные долгой войной с пришлыми стадами Бандар-Логи возликовали было, но легче им не стало. Стада врагов все так же топтались вокруг Холодных Берлог, забрасывая любого, кто показывался, гнилыми бананами; кроме того — участились драки между самими обитателями города.

     Прикиньте-ка, что бы в такой ситуации сделали люди? В "Маугли" лазить не советую, куда как ближе к истине тот, кто схватился за учебник "История СССР".

     По секрету, тем не совсем советским людям, которые так и не догадались: несколько обезьянок понаглее нашли старый выползок Каа, забрались внутрь, и получился удав — первый сорт. Кольцо фронтов живенько расступилось, как только чужаки смекнули, что вокруг Холодных Берлог, как и раньше, могут схрумкать за здорово живешь, и гнилым бананом тут не отобьешься. А наглые приматы в удавьей шкуре стали национальными героями Холодноберложской Республики.

     В Холодных Берлогах даже едва не приключилось всеобщего благоденствия.

     Но очень скоро национальные герои, маршируя с выползком в руках на ежедневном триумфальном шествии, стали ловить на себе тоскливые, напряженные взгляды соплеменников. Им словно чего-то позарез не хватало, и одновременно чего-то они боялись до истерики. Это напряжение породило всеобщую нервозность, опять пошли усобицы, а послы соседних стад начали, нехорошо окидывая голодным взглядом банановые рощи Холодных Берлог, судачить меж собой, что как-то это Каа после возвращения чересчур стал смахивать на чучело.

     Выползковая команда состояла из обезьян сообразительных. Как-то ночью они обсудили положение, долго о чем-то шушукались и, забравшись в исторический выползок, двинулись в сторону центральной площади.

     С этой ночи в Холодных Берлогах снова регулярно проводились Пляски Каа.


     Историю о том, как в другом стаде нашли еще один выползок Каа, и что из этого вышло, — я, в свою очередь, зажму. Хотел бы лишь пояснить, чего ради завел весь этот разговор.

     Братие, Каа жил долго и линял регулярно.

     — Я чувствую...