О мадам N. N.


     Однажды мадам N. N. (не тычьте мне в нос, что уездные города, а равно и графья N — прием избитый. Попали пальцем... кхм, замнем... N. N. — подлинные инициалы мадам!) — так вот, однажды мадам N. N. задумалась над смыслом жизни.

     — Почему человек живет? — сказала она.

     Случившийся неподалеку Сете, будучи до крайности невоспитан, ответил на вопрос вопросом:

     — А почему шар круглый?

     Мадам надолго задумалась.

     — Шар круглый потому... — вымолвила она наконец.

     — Шар оттого круглый, что... — сказала она еще через полчаса.

     Сете проделал очистительное дыхание йогов и сел в уголке созерцать свой пупок.

     — А круглый он потому... — сказала мадам N. N.

     Сете созерцал свой пупок, покуда оттуда не показался цветок лотоса. Когда цветок лотоса распустился, и из него вышел Будда (судя по походке, он был изрядно наподдамши), Сете вернулся в физическое тело как раз вовремя, чтобы услышать:

     — Шар... круглый... Да отстань ты от меня со своими глупостями!

     — Это не моя глупость, — честно ответил невежливый Сете. — Что некруглое можно назвать шаром?

     Он потянулся и принялся ощущать свое единство с мировым океаном жизни.

     — Но это же так просто! — сказала, наконец, мадам, обижаясь.

     — Что просто?

     — Шар круглый потому, что...

     — Шар, — выдержав на всякий случай долгую паузу, сказал Сете, — есть слово, обозначающее нечто безукоризненно круглое, и именно потому шар называется шаром, а не кубиком. Так же точно "человек" есть некое живое существо, и именно поэтому называется человеком, а не трупом.

     — А эта ваша наука все равно не объясняет!.. — взвилась мадам.

     — Ну и что? — улыбнулся Сете, неторопливо левитируя к чайнику.


    Туземцы, населяющие влажные плоскогорья, рассказывают, что как-то раз Абеце и Сете наткнулись на перекрестке на здоровенную выгребную яму. Тщательно принюхавшись, они плюнули и пошли прочь по одной из дорожек. Навстречу им попалась мадам N. N.

     — Куда это тебя черт несет? — спросил Абеце.

     — Я чувствую, — сказала мадам N. N., — что где-то там, чуть дальше по этой дорожке, есть что-то вечное, прекрасное и возвышенное.

     — Ни черта возвышенного там нет, — мягко сформулировал Абеце.

     — Вряпаешься в дерьмо по маковку, — уточнил менее воспитанный Сете.

     — Почему вы отрицаете все, чего не знаете? — взвилась мадам.

     Абеце тактично промолчал.

     — А с чего ты взяла, что мы там не были? — удивился неотесанный Сете.

     — А вы стоите туда спиной! — гордо отчеканила мадам N. N.


    Как-то раз, поспорив с Абеце и Сете, мадам раскраснелась, ощетинилась и выдвинула свой главный довод:

     — Вы же знаете, что я права! Потому и спорите!

    Абеце чуть не умер, потому что как раз пил чай, а Сете ощутил категорический императив, и с ним приключились спазмы.